292. Как воспитать ребенка – необычный совет от Садхгуру

Мне никогда не нравилось ходить в школу.
Так что я подумал: зачем ей проходить через это.
Когда ей исполнилось 15, и она сдала экзамены за десятый класс, я забрал ее из школы.
Она сказала: «Ты учишь всех остальных, но меня не учишь ничему».
Я сказал: «Вот что тебе нужно знать».
Как Садхгуру воспитывал свою дочь Радэ.
У меня было достаточно дел, поэтому я никогда даже не думал о том, чтобы завести ребенка.
Но моя жена сказала: «Хотя бы одного».
Я сказал: «Хорошо, но только одного».
Так и случилось, и вот в возрасте.
.
.
когда ей было три — три с половиной месяца, мы проехали через всю Южную Индию, она была пристегнута к переднему сиденью в машине, больше с нами никого не было.
Одна рука здесь, другая на руле.
Это было время, когда мы создавали Фонд Иша, поэтому я много путешествовал, и она путешествовала со мной, когда ей было три с половиной месяца.
Так что первые четыре года она росла в машине, со мной.
И в домах разных людей.
Она познакомилась с тысячами людей и узнала, как стать частью любого дома, в любом месте.
Будь то самый богатый дом в мире, или хижина в глубинке.
Где бы я ни останавливался, я позаботился о том, чтобы она была открыта всему.
Я не хотел, чтобы у нее развились предрассудки или предпочтения, в плане того, где находиться.
И к тому времени, когда ей исполнилось 3 года, она знала по крайней мере тысячу человек по имени.
Тех, кого она считала своими друзьями.
Определенно это были люди не ее возраста, все взрослые.
Так что она была в контакте с огромным количеством людей, и я не хотел посылать ее в школу, потому что я сам никогда не любил туда ходить.
Так что я подумал, зачем ей проходить через это.
Но единственное, чего я не мог ей дать, — это других детей ее возраста.
Поэтому я отдал ее в школу, которая была не так агрессивна, в которой был слабее соревновательный элемент.
Я нашел школу, которую основал Джидду Кришнамурти, и отдал ее туда.
Я сказал: «Вы там полегче с моей девочкой, потому что я не собираюсь смотреть на ее табель успеваемости».
Я не собираюсь спрашивать, какой она идет по счету в классе.
Я не собираюсь спрашивать, кем она хочет стать.
Так что не беспокойтесь об ее оценках или успеваемости.
Если она играет, если она хорошо ест — я счастлив.
Она растет, она должна хорошо питаться.
Если она играет, смеется, поет, танцует, то больше мне ничего не надо.
Все остальное меня не волнует, потому что, когда я учился в школе, я демонстрировал один и тот же результат в каждом тесте.
Всегда получал шесть нолей.
Потому что я никогда даже одного слова не писал ни на одной из страниц.
Если преподаватели настаивали, я писал свое имя, иначе я бы и этого не стал писать.
И вот наступает выпускной экзамен.
Я набирал только 35 баллов, у меня всегда получалось 35, 36 – такой был мой расчет.
Я никогда не задерживался в экзаменационном зале дольше 30 минут.
Первый звонок – и меня уже нет.
Я просто подсчитал, сколько баллов нужно, чтобы перейти в следующий класс вместе с моими друзьями, и я писал ровно столько, сколько для этого требуется.
Я говорю это потому, что я видел такое в детстве, когда приходил ежемесячный табель успеваемости, некоторые дети плакали в классе, потому что они получили не те отметки, которые хотели от них их родители.
А некоторые расхаживали с важным видом, потому что были первыми в классе, или вторыми, или каким-то еще по счету.
Каждый раз, когда преподаватель давал мне эту карточку, табель, я просто брал ее и передавал моему отцу.
Я никогда даже не открывал его, чтобы посмотреть, что там, потому что я думал, что это взаимоотношения между преподавателем и моим отцом.
Я не хочу вмешиваться и смотреть, что там происходит.
Поэтому я отдельно попросил директора школы: «Не беспокойтесь об образовании моей девочки.
Я просто хочу, чтобы она была с детьми своей возрастной группы.
Пусть она хорошо ест.
Убедитесь, что она хорошо ест, это моя единственная забота.
Если она хорошо ест, играет, смеется, прыгает и танцует — меня это вполне устраивает».
Когда ей исполнилось 15, и она сдала экзамены за 10-ый класс, я забрал ее из школы, и поскольку это была мечта ее матери, и девочка тоже была очень заинтересована, я отправил ее обучаться танцу, она выбрала бхаратнатьям, и теперь она одна из восходящих звезд в стране.
Во-первых, я никогда не относился к ней как к ребенку.
С двухлетнего возраста.
.
.
с того момента, как она начала говорить, я всегда относился к ней, как к равной, как к взрослой.
Я многое вложил в фонд.
Он функционирует за счет волонтеров.
Это означает, что мы выполняем самую разную работу.
Управляем бизнесом, крупными проектами, разной деятельностью по всему миру.
И никто из волонтеров, за исключением тех, кто преподает, никто из них не подготовлен для своей работы.
Потому что я не могу ждать, пока ко мне придет кто-то из Индийского института технологий или института управления.
Те, кто не поступает во все эти ВУЗы, в итоге приходят ко мне.
Кто бы ни пришел, я даю им эту работу, ту работу, самые разные виды деятельности.
Так что то, что можно было бы объяснить одним словом, мне приходится рассказывать им сотней слов, чтобы они поняли, чтобы оставались преданными работе, чтобы всё продолжало функционировать.
Потому что это волонтеры, их нельзя уволить!
Чтобы ни случилось, их нельзя просто уволить за неэффективность или за что-то еще.
Так что, какие бы проблемы ни возникали в организации, в управлении, проблемы отдельных людей, взрослых, — я каждый раз так или иначе описывал ей одну из проблем и спрашивал: «Как тут поступить?
» Она обычно выдавала невероятные, свои собственные детские решения.
Иногда идеальные решения, иногда что-то странное.
Один раз, когда ей было 12 — 13 лет, она пришла домой, очень встревоженная одним событием, которое случилось в школе.
И она сказала: «Ты учишь всех остальных, но меня не учишь ничему».
Я сказал: «Я учу только тех, кто сам приходит ко мне за учением.
Вот ты и пришла, теперь присаживайся.
Всё, что тебе нужно знать, это — «Никогда ни на кого не равняйся.
» Она подняла брови: «А как же ты?
» Я сказал: «В особенности, это касается меня», потому что ценность того, кем я являюсь, существует, только если ты видишь меня таким, какой я есть.
Если ты будешь смотреть на меня снизу вверх, то повесишь мой портрет на стену, зажжешь благовония, повесишь на меня гирлянду из цветов и забудешь обо мне.
Это никоим образом не изменит твою жизнь.
Ты просто должна видеть меня таким, какой я есть.
Просто видеть меня именно таким, какой я есть.
Тогда я представляю для тебя огромную ценность.
Но если ты будешь смотреть на меня снизу вверх, ты упустишь это.
Поэтому никогда не смотри ни на кого снизу вверх.
Никогда ни на кого не смотри свысока.
Если будешь придерживаться этого, то будешь видеть все именно таким, как оно есть.
Вы можете с легкость находить свой путь, только если видите все таким, как оно есть, не так ли?
С жизнью — так же.
Вы можете легко находить свой путь в жизни, только если вы видите все таким, как оно есть.
Вот навык, который вам необходимо дать своему ребенку.
Поэтому я всегда относился к ней как к взрослой, никогда не пытаясь поставить себя выше её.
Это фундаментальный аспект, который я заложил в нее — не смотреть ни на кого снизу вверх, не смотреть ни на кого сверху вниз.
Просто видеть все таким, как оно есть.
Просто видеть жизнь такой, какая она есть.
Смотреть снизу вверх – ложь.
.
.
Смотреть сверху вниз — ложь.
Взгляд снизу вверх исходит из определенного предубеждения.
Взгляд сверху вниз исходит из определенного предубеждения.
Обладать способностью принимать любую жизнь, всё что угодно.
.
.
Такова наша культура, я хочу, чтобы вы это поняли.
Не имеет значения.
.
.
если бумага, просто лист бумаги – когда мы были маленькими.
.
.
Считалось неприемлемым наступить даже на простой лист бумаги.
.
.
Да.
Да или нет?
Многие из вас выросли с таким воспитанием в своих домах.
Просто печатная бумага, ничего особенного.
.
.
Может быть, новости, которые на ней напечатаны, — так себе.
Но вы не должны наступать на этот лист, потому он несет вам образовательный элемент.
Если вы хотите наступить на землю, вы склоняетесь перед ней.
Вы не смотрите на что-то снизу вверх или сверху вниз.
Вы относитесь ко всему так же, как вы относитесь к богу.
Не в каком-то культурном или религиозном смысле, я просто привнес это в ее жизнь, и я думаю, что для нее это сработало замечательным образом.

Оставьте комментарий

Товар добавлен в корзину.
0 товаров -
X
X