Восьмерка (8) Чаш, Восьмерка Кубков — Массимилиано Филадоро

Восьмерка Чаш, Восьмерка Кубков. Изображение

Путник с покрытой головой, согнувшись и опираясь на посох, уходит прочь от восьми кубков — некоторые из них поставлены друг на друга. На заднем плане — горы и равнины.


матрица судьбы бесплатно с расшифровкой

Восьмерка Чаш, Восьмерка Кубков. Символика

В данном случае кубки символизируют эмоциональные структуры, созданные человеческим сознанием из переживаний и потерь прошлого. Однако человек, повернувшись к ним спиной, демонстрирует, что подобные вещи больше не имеют для него никакого значения — сейчас они вызывают лишь утомление и скуку.

Посох странника символизирует волю и связь с инстинктивной, земной мудростью.

Горы на заднем плане говорят о поисках духовных вершин.

Восьмерка Чаш, Восьмерка Кубков. Карта

Масть Кубков отличается нетерпимостью к сбалансированным ситуациям, которые, когда дело касается эмоций, образуют «стоячие воды», где застаивается, страдая от этого, и человеческое сознание. Для сознания человека гармония восьмерки становится невыносимой. Эго ощущает необходимость уйти в поисках новых стимулов. В противном случае оно может замкнуться только на внешнем мире, поставить перед собой ничтожные материальные цели, пытаясь полнее удовлетворить духовные запросы.

Восьмерка Чаш, Восьмерка Кубков. Значение

Психологическая зрелость помогает осознать, что длительный успех не приносит того глубокого удовлетворения, к которому мы стремились. Мы можем постоянно менять свои цели, можем перейти на другой уровень или изменить направление своей жизни в целом. Если мир кажется «прожитым» и изношенным, как одежда, — возможно, следует изменить свое отношение к нему. Учтите, что направление надо менять до того, как угодишь в кризис, — тогда придется принимать радикальные меры.

Восьмерка Чаш, Восьмерка Кубков. Свет

Самовосстановление. Смена целей. Последовательность. Храбрость. Духовные стремления.

Восьмерка Чаш, Восьмерка Кубков. Тень

Страдание. Расставание. Разочарование. Болезненное самоотречение. Былая любовь к тем, кто нас покинул.